«В четырнадцати километрах от Дворцовой площади…»
«В четырнадцати километрах от Дворцовой площади…»

27 января 1944 года была полностью снята блокада Ленинграда, которая продолжалась почти 900 долгих дней и ночей. В фондах Ставропольского государственного музея-заповедника хранятся уникальные документальные свидетельства Георгия Васильевича Орлова (1917 – 2003), участника обороны Ленинграда с первого дня блокады и до полного ее снятия.

День снятия блокады Ленинграда – это особая дата в истории нашей страны. Оборона города на Неве – символ беспрецедентного мужества и силы духа советского народа.

Все увиденное и пережитое Г.В. Орлов изложил в подробных воспоминаниях, написанных им уже в мирное время, когда он возглавлял Ставропольский краевой краеведческий музей имени Г.К. Праве (1966 – 1975 гг.). Георгий Васильевич Орлов сумел в своих живых и суровых воспоминаниях показать войну изнутри, глазами непосредственного участника: внутренний мир рядового бойца с его сомнениями, страхами и надеждами; детали повседневного фронтового быта, боевые атаки, потерю друзей, смертельную усталость и при этом героическую стойкость и беспрецедентное мужество, несгибаемую волю и непреклонную веру в Победу.

Родился Георгий Васильевич 26 ноября 1917 года в станице Псебай Лабинского района Краснодарского края в семье сельского учителя. В 1937 году окончил в Азербайджане Закатальскую среднюю школу и поступил в Ленинградский ветеринарный институт. В ноябре 1939 года, в период Советско-финской войны, ушел добровольцем в действующую армию и был зачислен в 67-й отдельный лыжный батальон. Парню, выросшему на Кавказе, который не только не ходил на лыжах, но даже в руках их никогда не держал, на первых порах пришлось трудно. Необходимо было за короткий срок научиться ходить на лыжах, и все это в условиях сорокаградусного мороза. «…Снимали лыжи в батальоне, только когда ложились спать». За короткое время Георгий Васильевич изучил основы военного дела. В составе расчета станкового пулемета «Максим» участвовал в боях на Карельском перешейке до марта 1940 года, до подписания акта о перемирии. Затем вновь продолжил учебу в институте.

Весть о начале Великой Отечественной войны ворвалась в жизнь третьекурсника Орлова, как и многих миллионов советских людей, внезапно и оглушительно. В тот летний день 22 июня 1941 года в Ленинграде стояла солнечная погода. Георгий Васильевич занимался в библиотеке – предстояла сдача последнего экзамена, строил планы о поездке в Одессу, где должны были пройти летние соревнования по гимнастике. Но всему этому не суждено было сбыться…

В сентябре 1941 года вместе с друзьями-сокурсниками Георгий Васильевич ушел добровольцем в народное ополчение. Основные вехи боевой биографии Орлова связаны с Ленинградским фронтом. Г.В. Орлов был зачислен разведчиком в 3-й отдельный разведывательный батальон, который принимал активное участие в боях на Пулковских высотах под Ленинградом. 

1.Георгий Васильевич Орлов. 1941 год..jpg

Георгий Васильевич Орлов. 1941 год

В задачу батальона, в котором воевал Орлов, входило применение тактики сближения с врагом и «навязывание» ему коротких ночных боев, держа этим гитлеровцев в постоянном напряжении. Разведчик в военное время – это «глаза и уши» армии. Терпение, выносливость, умение четко мыслить в критической ситуации, анализировать и делать выводы, не поддаваться панике – неотъемлемые качества разведчика. Просчет или ошибка могли стоить собственной жизни и жизни бойцов. Георгий Васильевич вспоминал: «...Получив очередное задание, разведать обстановку за передним краем противника, доразведать его оборону, с группой из семи разведчиков в маскировочных белых халатах мы вышли на нейтралку и по знакомому ручейку поползли к переднему краю противника. Выбрав хорошее местечко для наблюдения, мы поочередно сменяли друг друга. В ходе наблюдения обнаружили открытую пулеметную площадку врага и решили продвинуться к ней. Впереди полз я. Следом мой товарищ по институту. На какой-то миг я потерял ориентировку и допустил непростительную оплошность для разведчика. Не услышав ползущего за собой товарища, я поднял голову и обалдел от страха. В 25 метрах от меня я увидел пулемет, тот самый, к которому мы решили разведать доступ. Рядом с пулеметом спиной ко мне сидел фриц, который в любую секунду мог обернуться. В голове одно решение сменялось другим. Медлить было нельзя, надо было на что-то решаться. Поднявшись во весь рост, я размахнулся и бросил гранату. Услышав хлопок, фриц обернулся. В его широко раскрытых глазах отразился страх, недоумение и растерянность. Он не мог понять, откуда я взялся. Спасая шкуру, он нырнул куда-то вниз. Расчет мой оказался верным, но мешкать было нельзя, поэтому я поспешил укрыться за поворотом ручья. Не успел я плюхнуться, как раздался взрыв гранаты. Со стороны фрицев начался не прицельный пулеметный и автоматный обстрел. Только глубокой ночью мы вернулись назад».

В ноябре1941 года батальон, в котором воевал Орлов, расформировали, и его перевели в роту автоматчиков 172 стрелкового полка 13-й стрелковой дивизии бывшей пятой дивизии народного ополчения. В период боев за город Тихвин принимал участие в наступательных операциях. Из воспоминаний Г.В. Орлова: «…Бои были тяжелыми, наступали мы без танков, без авиационной поддержки и без настоящей артобработки позиций врага. Полковая артиллерия находилась на голодном пайке, и расход снарядов строго лимитировался, поэтому мы несли при наступлении большие потери. 6 декабря, наступая на селение Новые Сузи, на Пулковских высотах от нашей роты уцелело всего 6 солдат… Я был шестым…» Но усилия и потери были не напрасны. Бои на Пулковских высотах, на Ленинградском фронте не позволили командованию 18 фашистской армии перебросить часть своих войск из-под Ленинграда к Тихвину, где решалась судьба города.

Был и такой эпизод в военной жизни Орлова: «Получив очередное задание готовиться к бою, вычистив и смазав автомат, я постарался запастись побольше патронами и гранатами. И все же я допустил серьезную оплошность. Жаль, что мне никто из опытных бойцов не подсказал, что смазывать обильно оружие в морозную погоду просто нельзя. К своему страшному сожалению я понял это только в бою. Наступать рота должна была на Кискину рощу, местность мне хорошо знакомую, здесь не раз совершали мы ночные поиски. Чем ближе подходили к роще, тем сильнее нарастала тревога, напряженность… Когда оставалось несколько десятков метров до переднего края гитлеровцев, мы ринулись вперед… Обнаружив их землянку, я хотел дать очередь по двери, но автомат молчал. Перезарядив его, я снова нажал на спусковой крючок и опять та же история. Снова и снова я нажимал на пусковой крючок, но выстрелов не было. На морозе смазка замерзла, и в моих руках оказалось не оружие, а кусок металла…»

Через несколько дней, в ночь на 12 декабря, в бою под д. Кискино  (Ленинградской области) Георгий Васильевич был тяжело ранен и блокадные зимние месяцы 1941 – 1942 гг. пролежал в эвакогоспитале в Ленинграде.

«19 декабря меня навестила Наташа – жена старшего брата Николая. Ее постигло большое горе, она потеряла хлебную карточку, последнюю надежду выжить. Остаться без 125 граммов хлеба в день было страшнее бомбежки и артобстрела. Наташа, бледная, исхудавшая, заливалась слезами. Новую хлебную карточку можно было получить только с января 1942 года... Как помочь ей дотянуть эти 10-12 дней. У меня была единственная возможность поделиться госпитальным пайком. Но сделать это было непросто, даже рискованно. Меня могли заподозрить в том, что я умышленно не съедаю паек, что хочу затянуть выздоровление, следовательно, отправку на передовую... И мне пришлось втихаря ото всех прятать под подушкой крошечные кусочки хлеба и сахара. Признаюсь,
нелегко было отрывать их от себя...» Небольшой эпизод из жизни человека, когда, казалось бы, голод и страх могли возобладать над другими чувствами.  Этот истинный пример духовного сопротивления расчеловечиванию в полной мере характеризует Георгия Васильевича, его силу духа, человеческое достоинство. 

После выписки, весной 1942 года, Георгий Васильевич был зачислен курсантом 1-й школы санинструкторов, а после ее окончания в сентябре того же года назначен командиром отделения 3-го взвода 2-й роты 602-го Краснознаменного полка 109-й Ленинградской Краснознаменной стрелковой дивизии (бывшей 21-й дивизии войск НКВД). 

2..jpg

Рота держала оборону на одном из ответственных рубежей, не давая гитлеровцам приблизиться к Ленинграду. Командир, отдавая приказ, сказал: «За нами не только Кировский завод… От Урицка до центра Ленинграда, до Дворцовой площади 14 километров! Запомните это». Эти слова имели для него особое значение. Впоследствии свои воспоминания о героической обороне Ленинграда Г.В. Орлов озаглавил словами командира «В четырнадцати километрах от Дворцовой площади…»  

3..jpg 

На Ленинградском фронте сражались и два брата Георгия Васильевича. Старший Николай был командиром стрелкового взвода. Весной 1942 года судьба подарила Георгию Орлову встречу с ним. Прощаясь, никто из них и не подозревал, что увидеться братьям больше не придется. Уже через несколько месяцев, в августе 1943 года, Г.В. Орлову пришел ответ на запрос из части, в которой служил Николай, что тот погиб 14 января 1943 г. на Ленинградском фронте. Средний брат Виктор в звании капитана командовал зенитной батареей. В блокадные дни потерял детей, которые умерли в Ленинграде от голода. После войны Виктор Васильевич Орлов жил в г. Невинномысске.

4.Братья Орловы. Слева направо Георгий Николай Виктор. 1936 год..jpg

Братья Орловы. Слева направо: Георгий, Николай, Виктор. 1936 год

Дивизия, в которой воевал  Георгий Орлов, вела оборонительные боевые действия в районе городов Урицк-Пушкин, а с января по март 1944 года принимала участие в боевых действиях во время Ленинградско-Новгородской наступательной операции. В мае того же года дивизия была передислоцирована на Карельский перешеек. 19 января 1944 года Георгий Васильевич был назначен на должность командира отделения в разведроту дивизии. В ночь с 31 января на 1 февраля 1944 года разведгруппа Орлова успешно форсировала реку Луга, освободив от гитлеровцев населенный пункт Большой Луцк. В этом бою Георгий Васильевич был ранен. Снова попал в госпиталь. За бой при форсировании Луги и освобождение Большого Луцка был награжден Орденом Отечественной войны 1 степени.

С осколками после двух ранений – «гитлеровскими подарочками», как называл их Георгий Васильевич, он проходил до конца жизни.

После выписки из госпиталя Орлова назначили комсоргом 3 батальона 340 полка прославленной Лужской ордена Суворова 46-й стрелковой дивизии. В конце августа 1944 года командование дивизии направило Орлова на курсы подготовки и переподготовки политсостава Ленинградского фронта. Окончив успешно в январе 1945 года курсы, он получил воинское звание младшего лейтенанта. В том же месяце его назначили на должность парторга батальона (в члены ВКП (б) он был принят в феврале 1943 года в боевой обстановке под г. Пушкиным) в один из полков 10-й стрелковой дивизии, которая находилась в Эстонии.

Весть об окончании войны застигла Георгия Васильевича в период подготовки войск Ленинградского фронта к окончательному разгрому Курляндской группировки гитлеровцев. «Утром, 8 мая 1945 года, наша дивизия должна была наступать, а ночью с 7 на 8 мая мы узнали, что фашистская Германия капитулировала. Утром гитлеровцы стали сдаваться в плен, потянулись бесчисленные подразделения военнопленных, во главе каждой колонны гитлеровские офицеры, реже – генералы. Всего сдалось в плен около 200 тысяч…» Так закончилась для Георгия Васильевича Великая Отечественная война и 900 дней страшной блокады Ленинграда. 

За участие в войне Орлов был награжден Орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда, «За победу над Германией» и другими государственными наградами.

В январе 1946 года Георгий Васильевич был зачислен в Ленинградский высший Военно-педагогический институт имени Калинина, который окончил в 1948 году в звании старшего лейтенанта. После окончания института получил назначение сначала на должность пропагандиста полка, а потом дивизии в одну из гвардейских Воздушно-десантных дивизий Дальневосточного Военного Округа. В 1956 году после присвоения очередного звания – майора, был назначен старшим инструктором Политуправления Дальневосточного округа. 

5.Г.В. Орлов. 1960-е гг..jpg

Г.В. Орлов. 1960-е гг.

Демобилизовавшись в январе 1961 года из рядов Советской армии в запас в звании подполковника, Георгий Васильевич с семьей переехал из Хабаровска на постоянное место жительства в Ставрополь.

В августе 1961 года поступил на работу в Ставропольский краеведческий музей на должность научного сотрудника отдела советского периода, а в сентябре был назначен заведующим этого отдела. 

Из воспоминаний Г.В. Орлова: «Директором музея был Георгий Дмитриевич Краснов, который сделал много полезного для музея в те трудные послевоенные годы. Одной из важнейших его заслуг было умение подобрать сотрудников и привить любовь к музейному делу у многих из них. В то трудное время оставались работать в музее только те сотрудники, которые могли ставить на первое место не зарплату, не положение в служебной и общественной значимости, а любовь к краеведческой и музейной работе».

В августе 1966 года Георгий Васильевич был назначен на должность директора музея. Боевые качества фронтовика пригодились ему и в мирной жизни – на руководящей работе и творческой ниве. Он обладал прекрасными организаторскими способностями, был отличным хозяйственником.

Директор музея Орлов уделял большое внимание перестройке экспозиций залов и уровню художественно-оформительских работ. В 1970-хх гг. создаются новые экспозиционные залы с участием художников-оформителей художественной мастерской центрального городского парка культуры и отдыха им. Ленинского комсомола. В эти годы начинает складываться музейная сеть края, краеведческий музей становится научно-методической базой для проведения семинаров и стажировок научных сотрудников музеев не только края, но и СССР.

Георгий Васильевич лично участвовал в собирательской и исследовательской деятельности музея. 

6. Командировка по сбору материалов о строительстве Большого Ставропольского канала (2-й справа Г.В. Орлов. )1971 г..jpg

Командировка по сбору материалов о строительстве Большого Ставропольского канала (второй справа Г.В. Орлов). 1971 г.

Благодаря ему отдел природы пополнился одним из самых аттрактивных экспонатов – чучелом кавказского зубра. Им были организованы экспедиции на Санчарский и Марухский перевалы с целью сбора военных реликвий о битве за Кавказ.

7. Экспедиция по местам боев на перевале Санчаро. август 1968 г..jpg

Экспедиция по местам боев на перевале Санчаро. Август 1968 г.

Понимая ценность подлинных свидетельств военной эпохи, фронтовик Георгий Васильевич Орлов передал на постоянное хранение в фонды музея, помимо документов, фотографий и свои личные вещи периода войны: офицерский кортик, портсигар, чемодан, с которым он в 1945 году вернулся с фронта.

В 1975 году Георгий Васильевич перешел работать в Управление культуры края, а через год, выйдя на заслуженный отдых, вернулся в музей и проработал несколько лет научным сотрудником в отделе истории советского общества.

Одним из увлечений Георгия Васильевича было рисование. Еще на фронте ему поручали оформлять стенгазеты, боевые листки, к этому делу он подходил со всей ответственностью. В мирное время, будучи художником-любителем, Орлов рисовал портреты своих друзей, сельских тружеников и пейзажи.

8. Портрет П.М. Гречишкина выполненный Г.В. Орловым. 1973 г..jpg

Портрет П.М. Гречишкина, выполненный Г.В. Орловым. 1973 г.

Отличавшийся военной выправкой, требовательный и строгий, но в то же время справедливый и добрый, Георгий Васильевич Орлов был непререкаемым авторитетом среди музейных сотрудников.

9. Г.В. Орлов. Пейзаж..jpg

Г.В. Орлов. Пейзаж

Возврат к списку

Яндекс.Метрика

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве