Ставрополье и караногайцы
Ставрополье и караногайцы

Караногайцы (дословно – черные ногайцы) – население Ставрополья в период до 1888 года и в 1938 – 1944 гг. Это часть ногайского народа, которая, избегая междоусобиц ногайских мурз (аристократов), отказалась признавать их власть и в конце XVII века перекочевала от Астрахани в междуречье Кумы и Терека, которое стали называть Ногайской степью.

фото 0.JPG

Ногайская степь весной

фото 0а.JPG

Пески и солончаки в Ногайской степи

Черными их называли потому, что, в отличие от других ногайцев, они не имели своих мурз, были простолюдинами.

фото 1.JPG

Открытка. Народы Кавказа в национальных костюмах. Ногаи – ногай из Караногая. 1910 г. Художник М. Тильке. Из фондов Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина

Из Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона о караногайцах: «Это кочующий народ, живущий в войлочных кибитках, группирующихся в небольшие аулы, которые отстоят друг от друга на несколько верст. Аулы часто перемещаются с места на место, располагаясь вблизи колодцев. Зимой караногайцы для стоянок выбирают балки или пространства между камышами, для защиты от ветров. Занимаются исключительно скотоводством; разводят лошадей, верблюдов и овец. Живут очень бедно; домашняя утварь их крайне простая; только более богатые имеют кровати, стулья, столы и самовар. Большую часть работ возлагают на женщин, которые в 35 – 40 лет делаются совершенно старухами. Пища состоит из калмыцкого чая, хлеба (чурек), сыра и молока». Язык – караногайский диалект ногайского языка».

фото 2.JPG

Открытка. Народы Кавказа в национальных костюмах. Ногаи – ногайка из Караногая. 1910 г. Художник М. Тильке. Из фондов Новочеркасского музея истории донского казачества

Караногайцы селились ближе к Кизляру, ища защиты у Терско-Кизлярского казачьего войска, и обязались за плату из казны провозить провиант и другие грузы (соль, амуницию) для Кавказской оборонительной линии, взамен получив освобождение от других повинностей.

Избранные народом старшины следили за выполнением нарядов, но не вмешивались в сложившийся уклад жизни, которым руководили старейшины по шариату, традициям и обычаям. За старшинами наблюдал штаб-офицер, а для верности в Кизляре держали 15 аманатов, то есть заложников-караногайцев. Когда строилась Азово-Моздокская оборонительная линия, караногайцы вместе с туркменами на своих арбах много потрудились при возведении укреплений от Екатериноградской до Георгиевской крепостей, с 1779 года – содержали почту и почтовый тракт от Кизляра до Астрахани. В период Кавказской войны 1817 – 1864 годов их задача своевременно доставлять провиант в армию стала особенно важной.

фото 3.JPG

У артезианского колодца на дороге между Терекли-Мектебом и Кизляром. Ногайцы. 1935 г. Из фондов Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера)

Не неся повинностей и практически не контролируемые специально назначенными государством приставами, караногайцы жили весьма свободно, кроме случаев открытого противостояния власти или вооруженных грабежей. Они избегали службы в армии, не были воинственными, их стычки с казаками были связаны со взаимными случаями угона скота. Угоняли они скот и у соседей-калмыков, но чаще сами терпели набеги чеченцев и ингушей. В 1793 году в Кавказской губернии было создано Караногайское приставство, которое сохранялось позднее и в Кавказской области, и в Ставропольской губернии. 

фото 3а.JPG

Фрагмент карты Кавказского края 1868 – 1883 гг. В границах Ставропольской губернии отмечены «Степь Кочующих Кара Нагайцев» и «Степь Кочующих Калмыков»

фото 3б.JPG

«Карангайская степь» на Этнографической карте Кавказского края Зейдлица 1880 г.

Ставка была организована недалеко от аула Терекли-Мектеб и получила такое же название. Пристав не вмешивался в дела духовные, семейные, наследственные, общественных сборов, а лишь «к полицейской части относящиеся» и долговые. Он должен был следить, чтобы богатые не ущемляли бедных, чтобы старшины не злоупотребляли властью и для этого регулярно переизбирались; вовремя сообщать начальству о происшествиях, эпидемиях среди населения и массовом падеже скота. Но в действительности приставы беспокоились только об одном – чтобы исправно исполнялись перевозки.

Когда закончилась Кавказская война, надобность в караногайцах отпала, и правительство заменило натуральную повинность денежным сбором со скота. Эта мера была плохо организована, и люди стали бедствовать. Многие уходили в рыболовецкий отход, занимались извозным промыслом. В 1888 году Караногайское приставство вместе с Кизлярским уездом стало частью вновь созданной Терской области, где не было общего приставства кочующих народов, как на Ставрополье, а вместе с ним закрепленных за кочевниками специалистов зоотехнии, агрономии, ветеринарии, гидротехники, статистики и других. На Тереке процветало абречество – чеченцы и ингуши совершали набеги на казачьи станицы и караногайские аулы, уводили с целью выкупа богатых людей, грабили скот. Николай II, зная об этом, считал, что казакам полезно поддерживать боевой дух.

В Караногае не строились школы и больницы, не рылись артезианы, не закреплялись пески, не распространялась оседлость, как у кочевников Ставропольской губернии. Приставам было удобно потакать старейшинам, чтобы те сами управляли народом, а старейшинам – сохранять родовой строй и кочевой образ жизни. Отсутствие государственного контроля привело к полному беспорядку в вопросах сбора и траты общественных денег, бесправию в судах, распространению продажи (за калым) малолетних девочек в жены, ограблению опекунами сирот. Казна бесплатно дала караногайцам участок земли с единственным водопоем на десятки верст, а старейшины брали с бедняков деньги за прогон к воде каждой коровы. Приставам за невмешательство давали взятки. Караногай на востоке Кавказа стали называть «грабиловкой».

В 1909 году украинский писатель и публицист Филипп Иосифович Капельгородский (1882 – 1938), член РСДРП, который вел общественную и революционную деятельность на Кубани в Успенском и в Армавире, приехал на Терек и изучал причины абречества. Он собрал потрясающий материал о бедствиях караногайцев, который смог донести до Государственной Думы. В столице «узнали, что на Тереке существует целый народец в условиях патриархального быта времен татарских ханов». Капельгородскому предложили стать приставом и предложили полную поддержку. Он согласился при условии смены всего управления, денежной ревизии и ареста всех виновных, создания авторитетной комиссии для выявления нужд народа. В комиссию среди прочих вошел народный казначей Махмуд Мустапаевич Аракчиев, единственный во всем Караногае грамотный человек, сторонник реформ, окончивший 4 класса Ставропольской гимназии.

фото 4.jpg

Ф.И. Капельгородский

фото 4а.jpg

Ф.И. Капельгородский

С 1910 по 1917 годы Капельгородский был приставом караногайского приставства. При нем начало распространяться земледелие, а вместе с ним оседлость, восстановили старинную водополивную канаву, пробурили артезианы. В Терекли-Мектебе устроили водопровод, посадили сад и парк, сделали рыбный пруд, построили школу, народный дом с библиотекой, открыли электростанцию и кино. Возникли базары в селениях. Однолошадные стали ездить в Ставропольскую губернию, где покупали муку и зарабатывали на распродаже ее в аулах. Были закуплены племенные быки и жеребцы, для армии выращивали степную караногайскую породу лошадей. Подросла получившая образование молодежь.

В революцию Капельгородский передал власть представителям народа и уехал на Украину, был сатириком и публицистом. В 1938 году его арестовали и расстреляли. Среди обвинений: осуществлял «колонизаторскую политику царского правительства в отношении кочующих народов бывшей России». В 1956 году реабилитирован.

фото 5.jpg

В советское время развитие Караногая продолжалось в составе Дагестанской АССР. В 1938 году Караногайский район был передан в состав нашего (тогда Орджоникидзевского) края, где встретил войну и был оккупирован. Но уже в сентябре 1942 г. немецкие гарнизоны были изгнаны из селений Кумли и Теркли-Мектеб. С 1944 года район вошел в состав Грозненской области, в 1957 году – возвращен в Дагестанскую АССР, в 1965 году переименован в Ногайский район. По последним переписям населения этноса «караногайцы» нет, есть ногайцы.

фото 6.JPG

Вход в парк в селе Терекли-Мектеб с гербом Ногайского района Республики Дагестан, где изображен всадник. Это бий Эдиге, первый правитель Ногайской орды в 1392 – 1412 гг.

В Терекли-Мектебе Филипп Иосифович Капельгородский не забыт. Удивительно зеленый и тенистый заложенный им парк носит имя своего основателя. 

фото 7.JPG

фото 8.JPG

До сих пор здесь растет гигантский старый тополь – свидетель подвижничества Ф.И. Капельгородского.

фото 9.JPG

фото 10.JPG 

А также журчит вода среди полупустыни.

фото 11.JPG


Н.А. Гальфингер

Возврат к списку

Яндекс.Метрика

2017 © Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник
им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве